January 6th, 2012

Зачем нам Пелевин, если есть Чуров?

Зачем нам Пелевин, если есть Чуров?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Владимир Евгеньевич, а вести видеосъемку?.. Вот ваше письмо, которое вы направляли в московскую избирательную комиссию, свидетельствовало о том, что наблюдатели, члены комиссии с совещательным голосом имеют право вести видеосъемку. Вот передо мной лежит решение участковой избирательной комиссии №203 по Москве. Удален наблюдатель, потому что Огородникова Елена Станиславовна проводила видеосъемку без разрешения председателя УИКа. Вот, председатель УИКа госпожа Гмысова Г.Н. знала о том, что не нужно разрешение председателя? Извините, 2037 участок. 2037. 


В.ЧУРОВ: Значит, в нашем письме, которое мы разослали во все комиссии всех субъектов РФ сказано черным по белому: «Нельзя проводить тайную видеосъемку. Видеосъемка должна быть открытой и гласной». 

А.ВЕНЕДИКТОВ: Так? 

В.ЧУРОВ: Значит, если она проводилась открыто и гласно…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Так они же вот это вот ровно и пишут. «Без разрешения». Здесь ставится то, что нужно разрешение председателя комиссии. Я задаю вам вопрос: нужно разрешение председателя комиссии на видеосъемку? 

В.ЧУРОВ: Лучше предупредить председателя или секретаря комиссии о том, что вы намереваетесь проводить фотовидеосъемку. 

А.ВЕНЕДИКТОВ: Не–не–не, у меня вопрос в другом. Нужно разрешение? Тут же вопрос слова «разрешение» в документе.

В.ЧУРОВ: Разрешение не нужно. 

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот я хотел бы сейчас сказать всем председателям комиссии, что требуя разрешение, вы нарушаете, да? 

В.ЧУРОВ: Но! Если вы видите, что кто–то проводит фото — и видеосъемку тайно, не предупредив вас об этом, то это является нарушением. 

А.ВЕНЕДИКТОВ: То есть, извините, если я беру фотоаппарат и меня видно, и я начинаю снимать…

В.ЧУРОВ: Да. 

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это «тайно»? 

В.ЧУРОВ: Это тайно. 

А.ВЕНЕДИКТОВ: Простите, как это тайно? 

В.ДЫМАРСКИЙ: А как не тайно? 

А.ВЕНЕДИКТОВ: Еще раз. Я беру фотоаппарат, стою, меня все видят, я начинаю снимать. Почему это тайно? Это где же кодифицируется как тайно? В открытую. 

В.ЧУРОВ: Но вы же никого не предупредили о том, что вы фотографируете. 

А.ВЕНЕДИКТОВ: А где написано, что я должен предупредить? 

В.ДЫМАРСКИЙ: То есть предупредить – это, значит, разрешение? 

В.ЧУРОВ: В нашем письме это написано. 

А.ВЕНЕДИКТОВ: Так. Что написано? 

В.ЧУРОВ: Что производится открытая видеосъемка, а тайная видеосъемка и фотосъемка запрещены. 

А.ВЕНЕДИКТОВ: Так она открыта. Я беру фотоаппарат, я не скрываюсь, я снимаю. Это тайное? 

Целиком


Про Иру и Сочи

Пришла в гости Ира, они с мужем строят Олимпиаду.

Рассказывают ужасное.

Конечно, после Урая и Екатеринбурга этот самый Сочи им представился просто как какое-то дикое Сомали. Вот решили они там купить квартиру. Обзвонили. А у всех продавцов на руках вместо права собственности на квартиру - право собственности в части помещения. То есть дом не оформлен как многоквартирный. Он оформлен как индивидуальный четырёхэтажный трёхподъездный дом. И в этом огромном доме у каждого собственника выделяемая доля. 

Так вот, если ты потом квартиру в таком доме продаёшь, то должен взять согласие всех жильцов, что они не против. А то может они за такую цену сами готовы купить. Обычная долевая собственность, которую я изучил на своём опыте несколько месяцев назад.

В стройке очень сжатые сроки, из-за чего накапливаются ошибки и у всех дикий стресс от этого. Они мне это рассказывают, а я сто раз видел, как Ира справляется с проектами в сжатые сроки. Чик и справляется. Пожертвует всей своей личной жизнью и отдаст всё своё время, но в 9 утра назначенного дня всё будет готово.

Сочам вообще повезло с Ирой. Она им там наведёт порядок.

Хвалили Красную поляну, есть где кататься, снег лежит. Цены как на любой горе.
Решили, что обязаны в этом убедиться лично.